Эдит Пиаф

" Жизнь ее была так печальна, что рассказ о ней почти неправдоподобен - настолько он красив”.

Саша Гитри

37 лет назад, 14 октября 1963 года весь Париж, вся Франция, весь мир прощались с “маленьким французским воробушком” - Великой Эдит Пиаф. На кладбище Пер-Лашез собралось 40 тысяч человек. Ее похороны были такими же из ряда вон выходящими, как и ее жизнь. Начиная с рождения…

Эдит Джиованна Гассион родилась 19 декабря 1915 года на улице (именно на улице) под фонарем, напротив дома номер 72, расположенном на rue Belleville. Слепая до 6 лет - мир ощущала только через звуки, в основном звуки пианино в бабушкином “доме” - доме весьма специфическом. Поэтому отец, вскоре после “прозрения” Эдит, счел лучшим забрать ее оттуда. Лучшим и это не оказалось - с 8 до 14 лет отец таскал Эдит по кабачкам, улицам и площадям, она пела - и уже в 9 лет на “бис”, благодаря этому они и прожили несколько лет.

Но все это и оказалось продолжением ее короткой, блестящей жизни. Улицы, вернее улочки, парижские, узкие - единственные в мире такие - стали ее школой, сценой. “Моя консерватория - улица”, - говорила она.

Уже став Великой, Величайшей - всегда ее тянуло туда. В самые тяжелые минуты своей жизни (а их было много, очень много, одна из самых тяжелых - гибель Марселя Сердана) она говорила : “Я хочу туда, там мне легче….”.

И уж не перечислить всех великих (уже потом), прошедших или вышедших из ее жизни : Шарль Азнавур, Ив Монтан, Жан Кокто, Морис Шевалье, Жан Габен, Саша Гитри, Френсис Лей, Джонни Холлидей…

Наивная и с очень сильным характером (“невозможным”, как говорили многие), скольких спасла она из фашистских концлагерей, давая концерты в самом “логове” врага ! И вот - на вырученные ею деньги участники Сопротивления устраивали побеги заключенных и переводили их в безопасную зону. И в этом самом “логове” на ее выступлениях всегда развевался трехцветный флаг - в единственном месте оккупированного Парижа. Даже для завоевателей в этом не было ничего из ряда вон выходящего - настолько эта маленькая женщина в сознании всех была связана с Францией. Она была из тех, “перед которыми склоняли головы даже короли”.

В послевоенные годы вся Франция узнала ее, позже началось завоевание Америки - необходимая ступень для эстрадных звезд в те времена. Но ей и не пришлось “завоевывать” - первый концерт и бешеный успех ! “Этого не может быть, это невероятно !” - сказала Марлен Дитрих после первого выступления Эдит перед американской публикой, публикой уже весьма избалованной и придирчивой. Марлен осталась ее большим другом до конца.

И понеслась жизнь - гастроли, триумфы, только Америка - 9 раз. Когда Эдит выходила на сцену, ей не сразу удавалось петь - публика стоя приветствовала ее аплодисментами, не прекращавшимися несколько минут.

Но… Как всегда роковое “но” в жизни почти каждого человека, а такого как Эдит Пиаф - неизбежное. Почти одна за другой 4 автомобильных катастрофы, в результате - 7 тяжелых операций. А в “перерывах” все те же гастроли, выступления на “бис”, а под любимым платьем черного цвета (цвет не менялся никогда, с тех пор, как много лет назад она вышла в нем на свою первую “настоящую” сцену) - тяжелая гипсовая повязка, больно стягивающая грудную клетку. И не верилось ей или не думалось, что ближе и ближе она к концу, не слушала ни советов друзей, ни, тем более, врачей.

И вот, 18 марта 1963 года в оперном театре в Лилле Эдит в последний раз в своей жизни поет на сцене. Отек легкого, пятидневная кома… и на этот раз она выходит из больницы и муж решает увезти ее из Парижа. Как будто чувствуя, что она больше не вернется, Эдит пытается сопротивляться : “Я бы и в Париже хорошо отдохнула. Моя родная земля - пустыри Менильмонтана”. Но увезти ее все же удается сначала в Ниццу, а затем в горы, в Мужэн.

И вот здесь начинается борьба за жизнь, но не та, которую она начинала кажется, не так уж и давно, чтобы из маленькой девочки, поющей в дешевых бистро, превратиться в Великую Пиаф. Теперь это борьба маленькой больной женщины за жизнь на этом отнюдь не “розовом” свете. И последние ее слова тем же тихим и уверенным голосом, как и в 16 лет. Но тогда она говорила : “Мне бы хотелось петь”, - а теперь : “ Мне бы хотелось еще петь”. “Господи, оставь мне еще немного, один день, два дня, два месяца… Еще немного жизни…” - эта песня, прозвучавшая на одном из ее последних концертов, спета человеком, уже приговоренным к смерти, но не согласным с этим. И разве не поверишь в эту силу, слушая ее песни сегодня ?

Она родилась под небом Парижа. “Под небом Парижа” она и сейчас - уличные музыканты начинают свои выступления с этой бессмертной мелодии, ставшей уже символом Парижа и ее жизни.

 

 

Справки : contact@kadouchka.com

Tous droits réservés © www.kadouchka.com 1997-2013